Почему не работает импортозамещение на рынке медизделий

Почему не работает импортозамещение на рынке медизделий

Этим летом ассоциация «Росмедпром» представила Правительству РФ очередной пакет предложений по поддержке отечественных производителей медизделий.

Профобъединение, если оставить за скобками формальности, с последней прямотой лоббирует гарантии госзаказа для конкретных предприятий. Эта решительность, похоже, от отчаяния: капитаны отрасли признали несостоятельность предыдущего протекционистского регламента – правила «Третий лишний». Несмотря на увещевания Минпромторга и бдительность ФАС, распорядители закупочных бюджетов по-прежнему составляют конкурсные лоты под иностранных контрагентов, а поставщики российской продукции продолжают топтаться у ворот рынка госзаказа.

Гарантия госзаказа, объемом превышающего 70% отечественного рынка медизделий, по мнению представителей отрасли, единственная возможность провести импортозамещение. Предыдущая попытка лоббистов и Минпромторга переориентировать закупщиков на товары российского медпрома с помощью постановления правительства №102 (правило «Третий лишний») потерпела фиаско. По данным MDpro, доля отечественной продукции, поставляемой в государственные и частные медцентры, с момента принятия 102‑го постановления выросла на размер статистической погрешности: с 14,2% в 2015 году до 15,4% в 2016‑м. В «Росмедпроме» дают более утешительные оценки позиций локальных производителей – 20% рынка, но назвать удовлетворительными такие достижения, конечно, не решаются. И правительство ожидает других цифр: согласно стратегии и госпрограмме «Фарма‑2020», через два с половиной года доля отечественных медизделий на рынке должна вырасти как минимум до 40%.

В «Росмедпроме» иллюстрируют ситуацию примером со шприцами отечественного производства. В 2016‑м объем их продаж превысил было 1 млрд штук, но уже в конце года темпы реализации этих продуктов стали резко снижаться, а к концу 2017 года рыночная доля российских шприцев может ужаться вдвое. «На складах предприятий скопилось несколько десятков миллионов изделий. Производства сокращаются, а здравоохранение закупает импортные шприцы по более высоким ценам», – сообщают авторы тематического доклада ассоциации. Причина проста, говорят локальные игроки (а иностранные – и не отрицают): госзаказчики изначально формируют конкурсные лоты, ориентируясь на характеристики импортной продукции, так что до реализации правила «Третий лишний» зачастую попросту не доходит. «Сегодня заказчики пренебрегают действующим законодательством – 44‑ФЗ и 102‑постановлением, занимаются манипуляциями на конкурсах, например, излишне конкретизируют лоты, включают в один лот разные виды продукции и составляют техзадание под конкретного иностранного поставщика, – сетует президент ассоциации «Росмедпром» Юрий Калинин, – притом, что отечественные производители предлагают продукцию по более низкой стоимости. Как показал наш анализ, снижение начальной цены может достигать 40%».

Жонглирование параметрами техзаданий замечают и в антимонопольной службе. «Больница требует поставить электрокардиостимуляторы определенного веса и размера, зная, что таким характеристикам соответствует аппарат только одного определенного производителя, – приводит примеры заместитель руководителя ФАС России Рачик Петросян. – В других случаях заказчики требуют, чтобы поставщик был официальным дилером производителя поставляемой продукции, тогда как условия других поставщиков ничуть не хуже. Также заказчики практикуют установку критериев отбора без указания их значимости. Это ведет к выбору поставщика на свое усмотрение».

Знают о проблеме и в Минпромторге, однако предложить универсальное ее решение пока не могут. На заседании Торгово‑промышленной палаты 6 июня представители отечественных предприятий предложили совсем уже крайнюю меру – завести реестр недобросовестных заказчиков. Замгендиректора по научно-производственной работе ФБУН «Государственный научный центр прикладной микробиологии и биотехнологии» Анатолий Шепелин поделился с аудиторией опытом, который конкретно для него ничем хорошим не закончился. В прошлом году Шепелин составил свой список из 20 недобросовестных заказчиков и огласил его на одном из заседаний Российского союза промышленников и предпринимателей – информация быстро дошла до фигурантов списка, и они прекратили с ним работать. «Сейчас у меня есть аналогичный список, но уже из ста заказчиков. Показывать его я, конечно, не буду», – резюмировал Шепелин.

Заместитель главного врача по экономике Архангельского онкодиспансера Ирина Калинина призывает строго не судить заказчиков, которые в равной степени с поставщиками страдают от тендерной практики: «Выигрывает все равно тот, кто предложит наименьшую стоимость. А в тех случаях, когда мы закупаем оборудование по целевым программам, исполнительный орган сокращает техзадание. В последний раз наш Минздрав задание так порезал, что мы получили совсем не то, что хотели, в результате это оборудование сняли, теперь мы ждем другое».

Тем временем в «Росмедпроме» разработали новый план спасения утопающих отечественных игроков. Лоббисты предлагают Минпромторгу (соответствующий документ есть в распоряжении Vademecum) ежегодно составлять перечень производителей и поставщиков медизделий, которым будут гарантированы заказы государственных клиник – уже из другого перечня, который, предполагают авторы протекционистской концепции, будут формировать ФФОМС и ФСС. Общий объем гарантированных поставок, считают в «Росмедпроме», не должен более чем на 25% превышать выручку поставщика от реализации таких медизделий за предыдущий год. Следить за соблюдением этого требования будут ФАС и Минфин, полагают авторы проекта.

Место в перечне производителей-поставщиков будет предлагаться как минимум двум российским предприятиям – лидерам по объемам поставок медизделий в своем сегменте за прошлый год, а также двум зарубежным производителям. Однако попасть в число избранных смогут только те, кто будет соответствовать ряду требований: предлагать сертифицированную, зарегистрированную и запатентованную в России продукцию, использовать российские технологии и сырье, обслуживать медтехнику и обучать персонал, иметь репутацию добросовестного поставщика, страховку и так далее. Но самое главное  – производство должно находиться на территории РФ, соответственно нелокализованные иностранцы априори не смогут попасть в заветный список. Такой протокол допуска, считают в «Росмедпроме», повысит инвестиционную привлекательность локализации производства широкого перечня медизделий, включая капиталоемкое высокотехнологичное оборудование.

«Наше комплексное предложение соответствует статье 111 ФЗ‑44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», суть которого – внедрение системы отбора поставщиков, основанного на качестве, стоимости этой продукции и, самое главное, месте ее производства, – подчеркивает Юрий Калинин.

– Пока не могу сказать, будет ли этов конечном счете единый документ или мы будем предлагать реализацию подготовленных мер поступательно – по видам медицинских изделий». Президент «Росмедпрома» уточнил, что сейчас предложение ассоциации обсуждается с заинтересованными ведомствами, в частности с Минпромторгом и Минздравом.

Большинство отечественных игроков инициативу «Росмедпрома», конечно же, поддерживают. Появление внятной системы отбора поставщиков, по мнению замгендиректора по развитию систем продаж маркетинга и сервисной поддержки гражданской продукции холдинга «Швабе» Ивана Ожгихина, позволит не только поддержать развитие российской мединдустрии, но и оградить медучреждения от контрафактной продукции: «Для ведущих иностранных производителей это еще один стимул локализоваться в России».

Совладелец дистрибьюторской компании «Санте Медикал Системс» Евгений Руссо в быстрый успех плана «Росмедпрома» не верит: «Трудно сказать, к чему приведетэта инициатива, одно известно точно: все появляющиеся сегодня предложения мало трогают иностранных производителей. Доля мейджоров на рынке так велика, что им нет смысла что-либо менять, направлять инвестиции на локализацию. Иногда мне кажется, что разработкой мер поддержки российской промышленности занимаются люди, далекие от реальных проблем».

Руссо, как и прочие операторы сегмента, ни в коем случае не отрицает, что отечественных производителей можно и нужно поддерживать. Чаще прочих предложений, высказанных Vademecum игроками рынка, звучит требование уравнять, наконец, налоговые позиции отечественной и иностранной продукции: сейчас российские МИ облагаются невозвратным 18‑процентным НДС, в отличие от зарубежных товаров, на которые начисляется НДС от 15% до 25%, но компенсируемый.

Новые замыслы «Росмедпрома» созвучны с постановлением правительства (ПП) №102, и конкретизированный лоббистами порядок допуска на рынок госзаказа, в принципе, способен стимулировать иностранцев к локализации, считает генеральный директор MDpro Алексей Ванин: «Однако любой из таких механизмов не может иметь резкого влияния на рынок медизделий, так как не обладает обязательным характером. Передел рынка возможен только методами запрета. Реализация принципа «Третий лишний» привела к тому, что положение российских компаний укрепилось только по отдельным позициям, и доля рынка меняется незначительно».

Что же считать жестким регулированием? Наверное, раздачу статусов единого поставщика. Простой пример – принадлежащая группе «Ренова» Виктора Вексельберга компания «Стентекс», которой гарантированный госзаказ достался без лоббистской помощи «Росмедпрома». Статус единственного поставщика стентов и катетеров для самых распространенных кардиохирургических вмешательств компания получила еще в 2015 году распоряжением Правительства РФ №855‑р. А в нынешнем году Минпромторг утвердил список из 248 клиник, 90% потребности которых в этой категории медизделий с 2017 по 2024 год будет обеспечивать «Стентекс».

На аналогичный статус в сегменте шприцев и в конкретных регионах претендует китайско‑российская компания «Снабполимер Медицина», которая направила в Минпромторг заявку о заключении специнвестконтракта (СПИК). Этот протокол, подразумевающий соглашение между инвестором, федеральным правительством и администрацией региона, в котором планируется реализовать проект, и утвержденный еще в 2015 году ПП РФ №708, применим в разных отраслях. Но в мединдустрии СПИК имеет свою специфику: инвесторам проектов стоимостью более 1,5 млрд рублей могут быть предложены налоговые льготы и, самое главное, статус единственного поставщика. В фармотрасли в настоящее время зафиксированы семь заявок на СПИК – от AstraZeneca, Novo Nordisk, ЗАО «Биокад», ЗАО «Герофарм», «Фармимэкс» совместно с «Октафармой», ООО «НоваМедика» и ОАО «Верофарм». В медпроме инициатива «Снабполимер Медицины» – первая и пока единственная. Компания планирует строительство трех заводов по производству шприцев мощностью до 700 млн изделий в год – в Нижегородской, Оренбургской областях и Краснодарском крае. Общий объем инвестиций заявлен на уровне 1,3 млрд рублей. По словам представителя «Снабполимер Медицины» Владислава Зезюлина, компания собирается использовать СПИК на двух своих площадках – в Нижегородской области и Краснодарском крае, заявки направлены в Минпромторг, но инвестконтракты пока не заключены.

«Дополнительную сложность привносит щепетильность китайских партнеров по вопросам инвестиций в российскую экономику, – делится Зезюлин. – Они, в отличие от нас, достаточно пессимистичны».

Отечественные игроки тоже мечтают о СПИК, но оговариваются, что воспользоваться опцией не так‑то просто. «Конечно, мы изучали такой формат взаимодействия с государством и даже планируем в ближайшие два года попытаться заключить СПИК, – признался Vademecum заместитель генерального директора ООО «Эйлитон» Вадим Терехов. – Но если федеральная нормативная база готова, то регионы пока значительно отстают, что мешает оперативно запускать механизм в работу. А именно регион должен обеспечивать инвестору возможности для реализации продукции и возврата инвестиций. Кроме того, не каждый игрок может себе позволить инвестировать в проект столь значительную сумму».


Источник: Vademecum №13, 2017

Полезная статья? Поделитесь с друзьями из соцсетей!

Возврат к списку


 
Яндекс цитирования
Предлагаем каждому заказать цветы со скидками, в рассрочку.